?

Log in

Оригинал взят у sekretarevam в Письма крымского друга.
Вот и осень. Подытожил полуостров
вместо выручки рост русскости в округе.
Смена флагов здешних трогательней, Постум,
чем имперская забота о ворюге.

Впрочем, крайняя нужда в такой заботе
есть везде, где правит принцип «жить на шару».
Но мешает вечный швах в имперском флоте
опекать всех паханов земного шара.
---------
Вдвое больше вес мозгов в двуглавой птице,
но по качеству мозги все те же - птичьи.
Если выпало в Империи родиться,
как заразы, сторонись ее величья.

Объясняй жрецам, - мол, разума и веры
не хватает. несмотря на все старанья,
чтоб познать, как в императора размерах
заключается размах его деяний.
---------
Помнишь схожую с училкой поэтессу,
дочь Сиона с диссидентскими грехами?
Стала русской патриоткой, тешит беса
неприлично проимперскими стихами.

Как не пыжься, рабе, Риму все едино.
Как сказал мне коммунист один по пьянке, -
если видишь позади одни руины,
не расспрашивай о будущем цыганку.
---------
Был на кладбище. Вникал в арго надгробий,
в смысл туманный реквизитов, эпитафий.
Ведь в имперской фене места нет особе,
ей враждебен жанр правдивых биографий.

И о том, что в склеп упрятан вор в законе
или маршал - больше бабник, чем воитель,
не прочтешь, увы, на мраморном фронтоне,
что воздвиг лихой худфондовский Пракситель.
--------
Приезжай, попьем заморского винишка,
но закусим а ля рюс, то бишь капусткой.
И еще – добудь мне женские трусишки,
но без кружев, что вредны для бабы русской.

Ржать не надо. Я влюбился в патриотку.
Я к ней так, и сяк, она ж мне – нет, и баста!
Вот вручу ей эту культовую шмотку, -
может, станет благосклонней к либерасту.
--------
Все идет к единству, Постум, в русском мире.
Ты в Крыму? В Москве? В Израиле? - кто знает?
Все равно. Ищи врага, мочи в сортире.
Ведь врагов, как и сортиров, нам хватает.

Все, кончаю, Постум, треп. Вот в заключенье
мысль, что поважней всего, о чем судачил:
вычитанье людям ближе, чем сложенье,
лишь в имперских толпах думают иначе.

15.09.2014

Иван Елагин

О, нет ни гнева, ни обиды —
Россия — тень, и сердце — тень,
И все суставы перебиты
У городов и деревень…
Течет исплаканное небо
К чужой стране, к чужим дверям…
То Кремль — гигантская амеба —
Вытягивается к морям!
Рвись, проволока на заставах,
И пограничный столб — вались!
В лесах литовских, в польских травах
Теки, воинственная слизь!
Быть может, выйдя за пределы,
Заполня мир, ты сгинешь в нем,
Ты станешь грязью поределой —
И высохнешь — и мы вздохнем…
1939

Анна Баркова

Героям нашего времени
Не двадцать, не тридцать лет.
Тем не выдержать нашего времени,
Нет!

Мы герои, веку ровесники,
Совпадают у нас шаги.
Мы и жертвы, и провозвестники,
И союзники, и враги.

Ворожили мы вместе с Блоком,
Занимались высоким трудом.
Золотистый хранили локон
И ходили в публичный дом.

Разрывали с народом узы
И к народу шли в должники.
Надевали толстовские блузы,
Вслед за Горьким брели в босяки.

Мы испробовали нагайки
Староверских казацких полков
И тюремные грызли пайки
У расчетливых большевиков.

Трепетали, завидя ромбы
И петлиц малиновый цвет,
От немецкой прятались бомбы,
На допросах твердили «нет».

Мы всё видели, так мы выжили,
Биты, стреляны, закалены,
Нашей родины злой и униженной
Злые дочери и сыны.

1952

Марина Гарбер

Человек без прошлого лежит на спине,
Веки опущены, взгляд — вовне:
Позывное мигание в потолок.
Сверху-снизу — небесный, морской ли бог? —
Как пятно на карте, нераспознаваем.
Человек — это остров — необитаем.

Человек без любви шевелит рукой,
А под ней река говорит с рекой,
Обжигает ладонь меловой песок,
На рассветном небе горит восток,
Но и тот исчезнет в завесе туч.
Человек — это зверь — живуч.

Человек без будущего зажигает маяк,
Никого вокруг, чтоб сказать, дурак,
Твой огонь не разбудит того, кто спит,
Потолок над тобой — монолит, гранит,
И стучать в него — что воду толочь,
Человек потерянный, бестолочь.

Человек плывет мимо белых врат,
Окаянный остров, треклят, заклят,
Жжет последний уголь и керосин
Под морской баюкающий клавесин,
Прикрывает последний клочок спиной.
Человек — это суша, Ной!

Человек без имени плывет налегке,
Только мысль о потопленном материке
Прожигает от головы до ступни,
Только чайки клекочут над ним: распни!
Но некого ни распять, ни обнять.
Человек — это пустая пядь.

Человек вне времени, посмотри,
Сколько мертвой зелени — вне земли:
Прорастают водоросли сквозь грудь,
В глотке илова вызревает муть,
Пресноватая в жилах течет вода —
Человек, гореть тебе от стыда!

Человек без корней ощущает спиной
Иллюзорную близость с былой страной,
Что, однажды сгинув, не родилась,
У ворот осела, стопталась в грязь…
Но не гаснет огненный окоем —
Человек — этот свет в проем.

http://magazines.russ.ru/neva/2014/8/5g.html

* * *

Оригинал взят у aptsvet в * * *
нектар таскали и пыльцу
сквозь сотни трудных миль
но время подошло к концу
пора валиться в пыль
ум посерьезнее чем мой
велит свернуть дела
зачем тогда я был пчелой
зачем была пчела

ум посерьезнее чем мой
идеей обуян
что жизнь была один сплошной
оптический обман
что уж мираж в густом хвоще
и аист и вода
и никакой пчелой вообще
я не был никогда

а я уже лежу в пыли
и возразить нельзя
но все-таки цветы цвели
их хватит за глаза
все лето в толчее речной
я трогать их любил
вот почему я был пчелой
вот почему я был

NB

Оригинал взят у levrub в NB
Друзья из Мемориала попросили распространить такое вот обращение:


«Мемориалу» требуется помощь для пополнения списков жертв политического террора в СССР

Нужны добровольцы, терпеливые и внимательные взрослые люди, интересующиеся историей России ХХ века, которые могут потратить 4-5 часов в неделю на работу в офисе Мемориала, хорошо бы со своим компьютером.

Работа заключается в составлении биографических справок на основе документов нашего архива.

Познакомиться с базой данных Жертвы политического террора в СССР можно на сайте "Международного Мемориала" http://lists.memo.ru/

Обращаться в архив Мемориала по телефону 495-699-85-71 или по e-mai:l kozlova@memo.ru, ostrovskaya@memo.ru